Эволюция концепции SCS ( Sea Control Ship ) - кораблей контроля моря.

На просторах глобальной сети наткнулся на несколько картинок, изображавших разные возможные варианты "корабля контроля моря", соответственно выкладываю их здесь, снабдив описанием самой концепции, а также до кучи некоторыми близкими по духу проектами, разрабатывавшихся примерно в это-же время в других странах.

Сперва отрывок из статьи "Куда дует Мистраль" :
На рубеже 70-х годов прошлого века группа американских военно-морских экспертов пришла к заключению, что, поскольку атомные ударные авианосцы ВМС США чрезвычайно дороги, строительство их большими сериями обременительно для бюджета. Тогдашний начальник военно-морских операций адмирал Элмо Замволт вообще ратовал за создание флота, состоящего из относительно дешевых кораблей (по иронии судьбы один из самых дорогих в истории американских ВМС кораблей – эсминец DDG 1000, строительство которого сейчас ведется на верфи Bath Iron Works, был назван в честь покойного главкома. – Подробнее см. журнал «Национальная оборона» № 2/2008). Между тем, обширные морские и океанские акватории остаются без воздушного прикрытия. Так родилась концепция «корабля контроля моря» (Sea Control Ship – SCS), являющегося флагманом корабельной ударной группы. Он должен был иметь водоизмещение порядка 12000-13000 т, два газотурбинных двигателя LM 2500 суммарной мощностью 45000 л.с., позволявших развивать 26-узловый ход. Экипаж планировался из 700 человек. Главное вооружение – 11 противолодочных вертолетов, 3 – дальнего радиолокационного обнаружения и 3 истребителя вертикального и укороченного взлета и посадки (VSTOL) Harrier (в зависимости от решаемых задач состав авиагруппы мог меняться). В перспективе планировалось заменить самолеты Harrier сверхзвуковыми истребителями-штурмовиками вертикального взлета и посадки XFV-12A, разработкой которых занималась корпорация Rockwell International.

Кликните для увеличения рисунка

Другими словами, это был легкий авианосец, предназначенный для ведения противолодочной борьбы, а также для ударов по надводным кораблям противника. По расчетам, за те деньги, что тратились на один атомный многоцелевой авианосец, можно было построить восемь SCS (!). Для опробования концепции перевооружение претерпел десантный вертолетоносец Guam (LPH 9). Он получил противолодочные вертолеты и самолеты Harrier. И на практике подтвердил жизнеспособность концепции.

Пришедший на смену Замволту адмирал Джеймс Холлуэй III развил идею своего предшественника, выдвинув проект создания «корабля поддержки», оснащенного самолетами вертикального и укороченного взлета и посадки (VSTOL Support Ship – VSS). Он уже имел водоизмещение более 29000 т, скорость 30 узлов, которую обеспечивали 4 газовые турбины LM 2500. Вооружение помимо 22 вертолетов и 4 истребителей Harrier включало противокорабельные ракеты Harpoon. Но увеличение водоизмещения, количества летательных аппаратов и численности экипажа привело к удорожанию корабля, и по критерию «стоимость-эффективность» он уже был не столь привлекательным, как SCS. Затем военно-морская мысль совершила очередной виток – ряд идей, заложенных в проекте VSS, нашел воплощение в универсальных десантных кораблях (УДК) типов Tarava и Wasp водоизмещением порядка 40000 т, которые способны принимать на борт 6-8 самолетов Harrier. ВМС США с 1976-го по 2009 г. получили 12 кораблей этого класса.
Теперь собственно картинки. Не уверен, что здесь представлено постепенное развитие взгляда на облик SCS, скорее речь идет о проектах разных фирм.
Сперва вариант на базе ЭМ "Спьюриенс"

Кликните для увеличения рисунка

Сильно напоминает концепцию японских DDH (тип "Харуна" или "Сиране")
Близко к нему такой вот вариант (тоже заметны элементы проекта "Спьюриенса"):

Кликните для увеличения рисунка

Особенно умиляет 127 мм. Мк-45. Видимо умилились и кораблестроители, поэтому в дальнейшем серьезная артиллерия с этих кораблей исчезает, зато появляется полетная палуба для самолетов VSTOL, а проект видимо плавно переходит от SCS к VSS:

Кликните для увеличения рисунка

Соответственно программа самолетов УВВП для таких кораблей:

Есть и изображение варианта (подписан как SCS 1972 г.) с надстройкой по типу классического "острова", но взлетная палуба зачем-то разделена на полосу для самолетов и кормовую площадку для вертолетов:

Тем не менее в авианесущем корабле с возможностью базирования самолетов, но без сплошной полетной палубы, есть что-то противоестественное, и проект снова дорабатывается, приобретая вполне узнаваемые черты.

Кликните для увеличения рисунка

Помимо XFV-12A прорабатывались и другие самолеты для легкого АВ, в частности встречается такое изображение (судя по подписи фирмы Макдоннел-Дуглас; но что за сомолет совершенно не в курсе).

Вообще, американская программа создания СВВП поглотила немалые средства, а на выходе показала ничтожный результат. Но помогли коллеги по НАТО с другой стороны Атлантики, конкретно с Британских островов, создавшие небезызвестный "Харриер".

Нужно сказать, что у жителей туманного Альбиона проблемы строительства флота были еще кучерявее (по причине значительно худшей финансовой ситуации), но в отличие от США имелся достаточно удачный самолет ВВП. Это привело к созданию проекта, весьма напоминавшего концепцию SCS. Но сперва предыстория (взято здесь http://www.wunderwaffe.narod.ru/Magazine/MK/2006_09/01.htm)

Это было в середине 1960-х годов, когда в Великобритании пришло к власти лейбористское правительство во главе с премьер-министром Гарольдом Вильсоном (Harold Wilson). Именно при нем были существенно сокращены расходы на национальную оборону.
Официально основные положения новой государственной политики в оборонной сфере были изложены в «Белой книге обороны» (Defense White Paper), вышедшей в 1966 году. В результате в Великобритании было закрыто множество проектов по разработке и постройке различной военной техники. Пошел под нож и проект новейших ударных авианосцев типа CVA, которые должны были стать первыми английскими авианосцами послевоенной постройки. Предполагалось, что головной корабль серии с обозначением CVA-01 получит название HMS Queen Elizabeth.
Ударные авианосцы типа CVA разрабатывались для замены в 1960-х годах английских авианосцев типа Ark Royal военной постройки. Новые корабли должны были иметь водоизмещение более 50 000 тонн и нести около 50 современных самолетов. Планировалось построить два корабля этого класса — уже упомянутый HMS Queen Elizabeth и HMS Duke of Edinburgh.
Бюджетные ограничения привели не только к отказу от постройки новых авианосцев типа CVA, но и к постепенному выводу из состава Королевского Военно-морского флота (Royal Navy) уже имеющихся авианосцев, требовавших для своего содержания огромных по тем временам средств. Более того, было объявлено, что впредь Великобритания вообще не будет строить авианосцев. С кончиной проекта CVA будущее палубной авиации Royal Navy выглядело довольно мрачно.
Правда, у моряков оставался обходной вариант сохранения в составе флота авианесущих кораблей. Дело в том, что еще продолжали действовать планы разработки корабля для базирования противолодочных вертолетов, а также корабля нового класса — командного центра для обеспечения действий оперативных групп различного состава. В результате в 1966 — 1967 годах Морским штабом (Naval Staff) были выпущены требования на разработку «крейсера управления» (Command Cruiser) водоизмещением 12 500 тонн с командой около 1000 человек, который мог бы нести шесть вертолетов Sea King. Позже проект был пересмотрен — количество вертолетов увеличено до девяти, а водоизмещение— до 19 500 тонн.
Поскольку в тот момент правительство не стало бы финансировать ничего, что хотя бы отдаленно напоминало авианосец, то для новых судов на флоте придумали специальное новое обозначение — Through Deck Command Cruisers (что можно перевести приблизительно как «крейсер управления со сплошной палубой»), а на боковых проекциях представляемых на утверждение чертежей корабль имел обычный силуэт с традиционной надстройкой.
Успешная разработка самолетов вертикального взлета и посадки (СВВП) Sea Harrier привела к тому, что проект «крейсера управления со сплошной палубой» снова пересмотрели с целью обеспечить базирование на них Sea Harrier, на которые возлагались задачи противовоздушной обороны. При этом включение в состав авиагруппы СВВП Sea Harrier было связано с определенными сложностями, так как в обычных условиях эти самолеты использовали короткий взлет и посадку с пробегом в несколько сотен футов, а в условиях корабля это требовало значительной площади палубы и ограничивало действия вертолетов.
Проблему удалось решить, установив в конце полетной палубы специальный трамплин (ski-ramp), с которого и стартовали самолеты. Уже в ходе постройки первого корабля этого типа было заказано двадцать четыре Sea Harrier. В результате корабль превратился хотя и в небольшой, но все же вполне дееспособный авианосец, однако первоначально из политических соображений его классифицировали как противолодочный крейсер.

Ну а теперь изображение промежуточного проекта АВ под "Харриер" (Харриероносец; Harrier Carrier фирмы Vosper Tornykroft):

Кликните для увеличения рисунка

Кликните для увеличения рисунка

Однако необходимо заметить, что первыми проект корабля, подходящего под концепцию CSC разработали кораблестроители СССР в рамках отработки противолодочного корабля океанской зоны.

Кликните для увеличения рисунка

Подробнее (взято здесь http://www.wunderwaffe.narod.ru/Magazine/MK/2002_05/03.htm )
Параллельно с созданием собственных ракетных подлодок руководство советского ВМФ поручило ведущим научным и проектным организациям найти эффективное оружие против американских подводных ракетоносцев. Выполнить последнюю задачу было непросто: районы патрулирования вражеских субмарин могли находиться достаточно далеко от берега (дальность
полета ракеты “Поларис” А1 составляла 2200 км), а дистанция обнаружения подводной цели отечественной корабельной гидроакустикой все еще оставалась очень небольшой. Напрашивался единственный выход — расположить поисковую аппаратуру на значительном удалении от противолодочного корабля, сделав ее стационарной, дрейфующей или установленной на вертолетах. Разумеется, вертолетный вариант давал наибольшую гибкость тактического использования и был самым предпочтительным. Так родилась идея корабля-вертолетоносца дальней зоны ПЛО, основной компонент вооружения которого составляли палубные винтокрылые машины.
Первым концепцию такого корабля выдвинуло ленинградское ЦКБ-17 (так до 1966 года называлось Невское ПКБ) еще в августе — сентябре 1958 года. Собственно говоря, это предложение возникло как бы случайно: в тот момент на судостроительных заводах страны находились в законсервированном состоянии семь крейсеров проекта 68-бис-ЗИФ, и переоборудование в вертолетоносцы могло спасти их от сдачи на слом. Командование ВМФ и Министерство обороны поддержали идею противолодочного вертолетоносца дальней зоны, однако размеры недостроенных крейсеров показались им чрезмерными. В результате проект корабля решили создавать “с нуля”, причем его водоизмещение поначалу рекомендовали ограничить величиной в 4—4,5 тыс.т.
К разработке принципиальной схемы будущего вертолетоносца и тактики его применения привлекли сразу несколько проектных и научно-исследовательских организаций - ЦНИИВК, ЦНИИ-45, ЦКБ-17 и ЦКБ-53. На основе их предложений 3 декабря 1958 года появилось секретное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, в котором создание корабля ПЛО дальней зоны характеризовалось как одна из приоритетных задач отечественного судостроения. Несколько позже главком ВМФ С.Г.Горшков утвердил оперативно-техническое задание (ОТЗ) на разработку проекта, получившего обозначение 1123.
Основным назначением корабля проекта 1123, как говорилось в ОТЗ, был “поиск и уничтожение быстроходных атомных подводных лодок-ракетоносцев в дальних зонах противолодочной обороны в составе группы кораблей во взаимодействии с авиацией ПЛО”. По концепции ЦНИИВК, представившего несколько вариантов предэскизного проекта, будущий вертолетоносец должен был иметь минимальное водоизмещение (порядка 4500—5000 т) и высокую скорость хода (35 узлов). Авиакрыло включало в себя 8 вертолетов; ангар располагался в центральной части корабля, взлетно-посадочная площадка (ВПП) с тремя стартовыми позициями — в кормовой части на уровне ангарной палубы. Вооружение состояло из одного противолодочного ракетного комплекса “Вихрь”, способного стрелять ядерными глубинными бомбами, двух ЗРК М-11, двух трехтрубных 533-мм торпедных аппаратов, двух реактивных бомбометов РБУ-1000 и двух спаренных 57-мм автоматических артустановок. Трехзальная дизель-газотурбинная ГЭУ имела мощность 80 000 л.с., дальность плавания 18-узловым ходом — 4000 миль. Средства обнаружения подводных целей — перспективные подкильная и буксируемая гидроакустические станции повышенной дальности действия.
Согласно предэскизному проекту ЦКБ-17, корабль ПЛО дальней зоны выглядел несколько иначе. Поскольку четкой концепции использования будущего вертолетоносца у Главного штаба ВМФ еще не было, конструкторы провели самостоятельную исследовательскую работу по определению тактики действия поисково-ударной группы. Взяв в качестве отправных точек дальность обнаружения подводной лодки вертолетной ОГАС в 5,5 км, дальность радиосвязи с РГАБ в 60 км и среднюю поисковую скорость вертолета в 24 узла, они выяснили, что оптимальное число вертолетов на борту при обеспечении круглосуточного поиска должно составлять 14 машин. Исходя из этого конструкторы ЦКБ-17 во главе с А.С.Савичевым решительно высказались за увеличение численности авиагруппы и, соответственно, раз-мерений корабля. В представленном ими проекте полетная палуба находилась на удлиненном полуюте, а ангар — под ней, в кормовой части. Состав вооружения примерно соответствовал варианту ЦНИИВК, но 57-мм автоматы заменялись 76-мм, трехтрубные торпедные аппараты — пяти-трубными, а бомбометы РБУ-1000 — более мощными РБУ-6000. Стандартное водоизмещение при этом увеличивалось до 8000 т, а скорость снижалась на 3—5 узлов.

Тем не менее, ни одна из стран-разработчиков проект дешевого легкого авианесущего корабля в рамках своих флотов не осуществила. Зато данный проект оказался тем самым лыком в строку для флотов государств со скромными финансовыми возможностями и необходимостью контроля больших водных просторов. И соответственно первым кораблем, созданным на основе проработок концепции Sea Control Ship стал испанский легкий АВ "Принц Астурийский", а черты британской разработки отчасти прослеживаются в итальянском "Джузеппе Гарибальди".

Нужно сказать, что сейчас концепция легкого многоцелевого авианесущего корабля переживает ренессанс, в частности вполне ей соответствует японский эсминец-вертолетоносец DDH 181 "Хьюга" (а также перспективный японский же проект 22DDH). Сходные проект легкого АВ национальной постройки разрабатывают и в Индии. Но пожалуй наиболее интересным воплощением концепции SCS является европей проект "Валькирия" (инфа также из статьи "Куда дует Мистраль"):

Кликните для увеличения рисунка

Группа испанских, голландских и немецких конструкторов уже предложила концепцию «корабля контроля моря» будущего, получившего условное название Valkyrie («Валькирия»). Он представляет собой авианесущий корабль полным водоизмещением около 21200 т, длиной – 241 м, шириной – 30,7 м. Скорость полного хода – от 28 до 32 узлов. Корпус и надстройка-«остров» – из композитных материалов, имеющих радиопоглощающее покрытие для уменьшения радиолокационной заметности. Энергетическая установка – электрогазотурбинная или атомная. Сегодня ЯЭУ для кораблей такого класса считаются предподчительными. По мнению американских экспертов, ядерные установки уже в обозримом будущем станут более экономичными по сравнению с двигателями на углеводородном топливе. Их мощность в перспективе позволит размещать оружие направленной энергии (лазерное, электромагнитное и т.д.).
Экипаж «Валькирии» – 380 человек, из которых 45 – офицеры. Летный состав и обслуживающий авиатехнику персонал – 240 человек. Еще 200-400 человек – морские пехотинцы или рейнджеры. Как и на новейших американских УДК типа America, строительство которых началось в США (см. журнал «Национальная оборона» №8/2009), на Valkyrie нет доковой камеры для десантных катеров. Высадка предусматривается исключительно вертолетами.
Авиагруппа предполагается из 24 летательных аппаратов: истребителей укороченного взлета и вертикальной посадки F-35B Lightning II, противолодочных, штурмовых и десантных вертолетов, а также винтокрылых машин ДРЛО. Стандартная комплектация: 12 истребителей, 8 противолодочных и 4 вертолета ДРЛО. Естественно, комбинации в зависимости от поставленных задач могут быть иными.
Предполагается, что «Валькирия» может нести достаточно мощное ракетное и артиллерийское вооружение. Блок из 32 подпалубных универсальных вертикальных пусковых установок Mk 41 разместится перед «островом». Они предназначены для стрельбы ЗУР Standard и крылатыми ракетами класса «корабль-земля». В носовой и кормовой частях надстройки – восьмиконтейнерные вертикальные пусковые установки ЗУР малой дальности ESSM и пусковые установки ЗРК обороны ближнего рубежа RAM. В центре «острова» – две четырехконтейнерные ПУ противокорабельных ракет Harpoon или перспективных дальнобойных ПКР. Перед пакетом ПУ Mk 41 – одноствольная автоматическая 127-мм артиллерийская установка OTO Melara. Ее темп стрельбы – 40 выстрелов в минуту, эффективная дальность стрельбы – 19,3 км обычным снарядом и 32,2 км – активно-реактивным. Она предназначена для поражения морских, воздушных и береговых целей. Для уничтожения подводных лодок кроме вертолетов имеются два трехтрубных 324-мм торпедных аппарата.
Расчетная стоимость «Валькирии» – $1,2 млрд.

Оригинал статьи выложен здесь http://doktorkurgan.livejournal.com/4352.html


Источник: “http://alternathistory.com/evolyutsiya-kontseptsii-scs-sea-control-ship-korablei-kontrolya-morya”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя